Юридические услуги с гарантией результата Работаем с 2009 года
Режим работы:
понедельник-пятница,
с 9:00 до 18:00
8 800 700-96-62






Поднять стоимость ОСАГО: за и против

Гусев И.М. / Княгиницкий Л.В Государственной Думе прошел первое чтение законопроект, по которому лимит выплат по ОСАГО должен возрасти до 400 тыс. рублей. Страховщики настаивают на одновременном повышении стоимости полиса. Этим возмущены автомобилисты. Их интересы взялся отстоять управляющий партнер правового центра «Дивиус» Иван ГУСЕВ. Он вызвал на поединок представителя страховщиков — арбитражного управляющего, директора «Директ-консалтинг» Любомира КНЯГИНИЦКОГО.

Участник поединка

Иван ГУСЕВ, управляющий партнер правового центра «Дивиус»

Участник поединка

Любомир КНЯГИНИЦКИЙ, арбитражный управляющий страховой компании «Русско-балтийское страховое общество» (Санкт-Петербург), директор «Директ-консалтинг»

Первый раунд

Каждый из участников пришел на поединок во всеоружии. Княгиницкий запасся распечаткой законопроекта и каким-то увесистым запакованным предметом, который сразу заинтриговал зал. Гусев же таинственных свертков не захватил, зато прибыл на поединок ровно за полчаса до начала. Он же и открыл дискуссию.

Гусев: Я сам автомобилист. И все автомобилисты поддержат, что нынешние выплаты несоразмерны ущербу от ДТП. Они ничтожно малы! И их размер не пересматривался уже лет десять.

Княгиницкий: А тарифы фактически пересматривались в июле 2011 года. Меня заинтересовало в этом законопроекте другое — каким образом получилось, что с законодательной инициативой выступило правительство, а именно Минфин. Если все понимают, что этот закон выгоден и группе ведущих страховых компаний, то почему они не действуют через какого-либо депутата или Российский союз автостраховщиков? В Америке, например, при Конгрессе США совершенно легально действуют лоббистские юридические фирмы, которые имеют, по-моему, лицензию. Если вдруг какой-нибудь оборонно-промышленный комплекс США захочет внести законопроект, он будет действовать через эти фирмы. Но при этом лоббист должен будет объяснить, какие блага получает общество и каждый гражданин от принятия этого закона. У нас же для того, чтобы выяснить, кто стоит за этим законопроектом, нужно провести небольшое детективное расследование.

Гусев: Сейчас я не о тарифах. Дорожают автомобили. А страховщики по-прежнему отказываются выплачивать нормальные суммы, которых хватит на ремонт. Разбили машину на 300 тысяч, а выплатят от силы 60! При этом далеко не все автомобилисты обращаются в суд. Выплатят все равно мало, а волокиты немерено.

Ведущий (руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав РЫВКИН): Да? А они говорят: мы бы и рады платить вам больше, но тех страховых премий, которые вы вносите, недостаточно. А повысите выплаты без увеличения премий — вообще платить не будем.

Гусев (разгорячаясь и повышая голос): Так они и не платят! Замкнутый круг! Повышай не повышай, все одно и то же. Поэтому вопрос для автомобилистов стоит ребром. Хотя бы попытаться поиметь больше. Если повысится номинальный размер выплат, то возрастет и тот минимум, который платят автомобилистам.

Княгиницкий (с улыбкой): Да я и не спорю, что повышать выплаты надо. Что за страховка 120 тысяч, когда автомобиль стоит 2 миллиона? Этот максимум в 120 тысяч кажется даже смешным. Мы можем сколько угодно ругать закон об ОСАГО, но только до тех пор, пока кто-то, не дай Бог, не попадет в ДТП. По крайней мере, как говорят, одна выгода от этого закона есть — люди перестали бить друг другу морды после ДТП! Спокойно стоят, ждут полицию, рассчитывают получить страховку.

Ведущий: Правильно ругают. Скучно жить стало: никто никому морду не бьет.

Гусев (всю речь оппонента он слушает без эмоций, углубившись в изучение своих записей. Но на последних словах оживляется): Ага, цивилизованно так стоят и ждут полицию. Пять часов стоят, шесть, двенадцать…

Ведущий: Намекаете, что скоро бить будут не друг друга, а тех, кого ждут?

Княгиницкий: Ругать закон можно сколько угодно! Но давайте рассмотрим хрестоматийную ситуацию. «Шестерка» въезжает в «Мерседес» стоимостью 3 миллиона. Что дальше? Страховая компания выплатит 120 тысяч. А остальное? Владелец шестерки останется один на один с репрессивной машиной: суды, коллекторы… С него будут требовать возместить остальной ущерб. А он живет в однушке, трое детей…

Ведущий: Ну тут уж нужно выбирать! Либо детей делать, либо на «Мерседес» зарабатывать. Кстати, зачем он так много наделал, когда ему платить за ДТП нечем?

Любомир КнягиницкийКнягиницкий: Ну как же, демографическую ситуацию зато улучшает! Поэтому я и не против повышения выплат. Но не бывает, что с одной стороны что-то прибавили, а в другом месте не убавилось. Это к вопросу тарифов. Они при повышении выплат окажутся недостаточными. Но самое интересное, что в нынешнем варианте закона, таком объемном (демонстрирует кипу листов), нет ни слова о тарифах! В законопроекте предлагается новый порядок определения тарифов — будут установлены минимальный и максимальный размеры, а конкретные тарифы своей компании будет определять каждая страховая компания. Но при условии, что размер отчислений, направляемых на возмещение ущерба и компенсационные выплаты, будет составлять не менее 80%. Первые 15 месяцев после принятия законопроекта тарифы останутся прежними. Вопрос установления тарифов передан правительству, которое в течение 15 месяцев будет думать, а скорее всего, как у нас принято, под Новый год без лишнего шума тарифы будут изменены.

Гусев: Но почему я должен платить за страховку больше? Я аккуратно езжу! И пока тьфу-тьфу! Вот пусть тот, кто вечно попадает в аварии, тот и платит!

Княгиницкий: Так он больше должен платить, чем сейчас платит?

Гусев: Не больше и не меньше. Сейчас нормально. Я говорю, что больше я платить не согласен.

Участники начинают перебивать друг друга.

Ведущий: Подождите. Мы остановились на том, что выплаты поднимать нужно. С этим согласны оба участника. И я, к слову. Также мы согласны, что мордобития на дорогах стало меньше. Правда, как дал понять нам Иван, скоро будут бить гаишников, если они будут по 12 часов не приезжать. Отлично, видите, как мы нашли много точек соприкосновения! Но вот нужно ли повышать стоимость полиса? Давайте об этом поговорим во втором раунде.


Второй раунд

Княгиницкий: Кому, по вашему мнению, выгоден принимаемый закон? И есть ли альтернативные статистические расчеты, которые бы доказывали, что тарифы достаточны?

Гусев: За законопроектом стоят лидеры страхового рынка.

Княгиницкий (удивленно перебивая): Как? Они сами за то, чтобы повысить выплаты?

Иван ГусевГусев: Да. Чтобы вытеснить с рынка мелких игроков. Те не смогут платить высокие компенсационные выплаты. Либо они будут занижать размеры выплаты сами, как они уже все делают, чтобы находиться в точке безубыточности. Либо они будут прогорать. Но так как они будут предоставлять услуги гораздо худшего качества, соответственно, те компании, которые у нас в тройке лидеров, скажут: «О, мы крутые, мы выплачиваем все 100%! Ребята, идем все к нам!» Потом пролоббируют какую-нибудь штуку, что нельзя, чтобы, если у тебя ОСАГО в одной компании, КАСКО было в другой. И все. И те компании, которые предоставляют услугу по ОСАГО, те же предоставляют услуги и по КАСКО, но по большим тарифам и на том зарабатывают бабло. Во всем мире ОСАГО — это тот вид страхования, который не приносит денег.

Княгиницкий (демонстрируя данные на планшете): Я с вами в этом не согласен. Вот статистика. Все страховые компании обязаны ежегодно публиковать статистику по выплатам. У Росгосстраха сборы 14 миллиардов рублей, выплаты — 9 миллиардов. То есть это очень выгодная статья доходов!

Возгласы в зале.

Княгиницкий: В мире всего два источника формирования длинных денег: страховые компании и негосударственные пенсионные фонды. Не стоит удивляться, что они имеют сверхприбыли. Поэтому все страховые компании стремятся зарабатывать на ОСАГО. Это основной постоянный денежный поток. Это наркотик для них! И это же становится причиной их банкротства, когда они делают эту страховку своей основной деятельностью. А потом им приходится расплачиваться. Наберут кучу ОСАГО. А бац — у всех страховые случаи. Плюс мелкие компании ради увеличения доли на рынке работают через агентов и страховых брокеров. Эта схема работы съедает львиную долю прибыли. Вознаграждение агентов доходит до 30 процентов.

Гусев (раздраженно перебивая): Слушайте, у нас 21-й век уже идет. У нас сейчас современные технологии, Интернет. Есть такой банк «Тинькофф», в нем отделений нет, хотя банк нормальными деньгами ворочает. Он первый запустил продажу, выдачу кредитов, карточек через Интернет. И нормально себя чувствует. Может, так и страховым компаниям сделать? Почему мы должны кормить агентов за счет автомобилистов? И жалеть страховые компании?

Любомир КнягиницкийКнягиницкий (демонстрируя солидную стопку бумаг): Вот у меня в руках финансово-экономическое обоснование к проекту федерального закона о внесении изменений в закон об ОСАГО. Так вот, статистической базой для повышения страховой суммы послужили первичные данные страховых компаний об убытках, произошедших с 2006 по 2009 год. И далее математическим методом логарифмически нормального распределения, как здесь сказано, выявили необходимость увеличения страхового тарифа на 17-22%. И тут же далее говорится, что необходимость в увеличении уже удовлетворена за счет изменения порядка расчета тарифа постановлением правительства в июле 2011 года.

Гусев (почти выкрикивая): А кто составлял эти расчеты?

Княгиницкий: Здесь закорючка без расшифровки.

Гусев торжествующе вскрикивает с видом «это и требовалось доказать». В зале шум.

Княгиницкий (спокойно продолжает): Но дьявол, как известно, скрывается в деталях. Вот в следующей статье идет порядок расчета страховых премий. Сказано, что на страховые и компенсационные выплаты должно уходить не менее 80% от сбора тарифов. Вот в данном случае это затронет интересы Росгосстраха. Сейчас они тратят 60% от сборов, а должны будут как-то или уменьшить тарифы, или увеличить выплаты до 80% требуемых. То есть вариант с уменьшением тарифов тоже возможен.

Гусев: А вам самому не приходилось обращаться за выплатами в страховые компании? Из них вообще сложно эти деньги вытрясти, там нужно семь кругов ада пройти, чтобы у них деньги получить. И новый закон вряд ли это изменит. Если вы поставили не там запятую, то все ваши бумажки просто тупо возвращают. Я занимался такими вопросами.

Княгиницкий: Суд у нас, как правило, становится на сторону автомобилиста…

Ведущий: Но проблема же не только в том, что суды работают плохо…

Княгиницкий: Почему плохо? Я этого не говорил. Работают хорошо.

Ведущий (иронично): Согласен. Хорошо. Именно поэтому на вопрос, доверяете ли вы российским судам, 80% российских граждан отвечают «нет». Да я и сам адвокат, на своем опыте знаю. Видимо, мы с вами в разные суды ходим!

Иван ГусевГусев: Да нет, суд-то действительно становится на сторону автомобилиста, а не страховщиков. Вопрос в том, как с них потом забрать. Мы получили исполнительный лист на взыскание суммы со страховой. Страховая приказала долго жить, мы готовим документы, подаем документы в РСА. РСА под всеми способами футболит, футболит, футболит. В итоге проходит полтора года в лучшем случае. Мы получаем свои деньги, и то не в полном объеме, как присудили — половину примерно.

Княгиницкий: Я как раз являюсь конкурсным управляющим страховой компании «Русско-балтийское страховое общество» в Санкт-Петербурге. У меня на сто миллионов исков, а денег нет и не будет. А ее сгубило в том числе и ОСАГО.

Гусев: Так вы сказали, это прибыльно.

Княгиницкий: Это прибыльно, но они стремились к захвату рынка. Губит жадность, как известно. Когда стало понятно, что не избежать банкротства, они начали раздавать своим агентам 40% вознаграждения за привлечение клиентов. Для того чтобы сохранить вот этот денежный поток. А сейчас я хочу наглядно показать своему оппоненту, что остается от обанкротившихся страховых компаний.

Табличка обанкротившейся компанииКнягиницкий разворачивает сверток, заинтриговавший зал с самого начала поединка. И передает Гусеву вывеску из цветного металла — все, что осталось от разорившейся страховой компании.

Княгиницкий: Популизм в этой сфере ни к чему хорошему не приведет. Страховой бизнес — бизнес, целиком построенный на математике. Вот пока у вас не будет статистической базы по тому, как взаимосвязано повышение тарифов и выплат, вы не сможете переубедить, доказать, что повышение страховых премий не обосновано.

Гусев (делает неожиданный выпад): Извините, а сколько у нас в Думе депутатов? 300-400? Вот пусть они и делают статистическую базу! Почему этим должны заниматься автомобилисты?

Ведущий (с наигранным удивлением): Страшно подумать. Неужели вы и вправду считаете, что «Единая Россия» плохо работает?

Гусев: Я еще ничего такого не говорил. Может, для спортсменов они хорошо работают. 30-40% думцев — спортсмены. Но пусть и для автомобилистов поработают!

Ведущий: Так скоро Олимпиада! Поэтому и спортсмены!

Княгиницкий: Ну, знаете, Дума и наш с вами спор вряд ли примет во внимание… Вообще, знающие люди говорят, что законы пишутся в ресторанах, которые окружают этот квартал. Между Думой и Старой площадью.

Гусев: Ага, пролил кофе — исключил главу. Вот бы его пролили на статью о повышении тарифов!

Смех в зале.

Ведущий: У Любомира прозвучало очень правильное слово — «популизм». Думаю, многие испытали его на своей коже. То есть власть заявляет: «Мы все делаем для людей». Если обещают дать ветеранам квартиры в течение года, то будьте уверены — не получат и через пять. Многострадальные «чернобыльцы» положенное им получают только через длительные судебные тяжбы. Если доживают. Потому что закон или указ написали, а деньги выделить забыли. Сейчас говорят: «Люди, мы поднимаем для вас выплаты без поднятия тарифов. То есть вы будете платить столько же, а выплаты будут 400 тысяч!» Иван, почему вы считаете, что это повышение страховых выплат без повышения страховых возмещений приведет к более эффективной работе страховщиков? А вдруг страховые компании в результате подобной заботы о гражданах вообще обанкротятся? Сейчас мы хоть какие-то деньги имеем.

Гусев: Но автомобилист получит хотя бы 400 тысяч. Если у него «Мерседес», то он должен получить соответствующую выплату.

Ведущий: А если платить нечем? Первый получит, второй получит, третий пришел — и все, хана.

Гусев: А нужно думать, где покупать полис. У нас же рыночная экономика.

Княгиницкий: Но автолюбитель не обязан разбираться, какая компания лучше!

Эмоции накаляются.

Гусев: Но недобросовестные мелкие игроки сами уйдут!

Княгиницкий: Никто добровольно не уйдет. Все, кто не сможет вытянуть, обанкротятся. И вот тогда я бы никому не пожелал оказаться на месте клиента этих страховых компаний.

Гусев: А здесь уже вопрос к тем, кто выдает лицензии компаниям, которые изначально не готовы нормально работать!

Княгиницкий: И так суровые требования к уставным капиталам — 300 миллионов.

Гусев (пренебрежительно): Ну что такое 300 миллионов!

Княгиницкий: Это много. Во-вторых, в законопроекте ужесточаются требования к выдаче лицензий.

Ведущий: Вернемся к тарифам. По итогам 2012 года страховые премии по ОСАГО составили 120 миллиардов 907 миллионов рублей. А объем выплат — 61 971 миллиард рублей. Вдвое меньше! Минфин в 2002 году, рассчитывая тарифы, закладывал, что средняя выплата по ОСАГО будет 70-90 тысяч рублей. Что мы имеем на сегодняшний день? Сегодня средняя выплата составляет всего 24 тысячи рублей. О чем это говорит? Это говорит о тех самых неприличных прибылях, которые страховщики получают. Вот у меня возникает вопрос: почему за счет граждан надо им увеличивать прибыли? Скажите, если 70-90 должны были платить, а платят 24, если прибыль страховой компании 50% и больше, тогда почему надо повышать страховые тарифы?

Княгиницкий: Но выплаты же повысят почти в три раза!

Ведущий: Потолок возможной выплаты повысят в три раза. Но это же не значит, что всем будут платить в три раза больше. Все же будет по причиненному ущербу. Повышение выплат, как я понимаю, направлено на защиту тех, кому причинен крупный ущерб. Сколько таких — 5-10%?

Княгиницкий: Но заметьте, это по устаревшему экономическому обоснованию тарифы нужно было повысить на 17-20%. То, о чем я уже говорил. Обоснование составлено по данным 2006-2009 годов. Думаю, сейчас их нужно повысить еще больше. Если автомобилисты думают иначе — пусть приведут свое экономическое обоснование!

Оппоненты начинают перебивать друг друга, реплики становится трудно разобрать.

Княгиницкий (поддавая жару): Постойте! У меня есть некая конспирологическая теория! Эта мысль у меня возникла при детальном изучении этого проекта на ста листах!

Ведущий: Как, так все, что мы до этого обсуждали, — ерунда? Истинные цели другие?!

Княгиницкий: Суть этого законопроекта вовсе не в тарифах. А в том, что он выводит страховщиков из-под действия закона «О защите прав потребителей». И об этом прямо сказано в законопроекте: «Дополнить статью 2 закона «Об ОСАГО» пунктом 3: «К отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности закон «О защите прав потребителей» не применяется». На мой взгляд, это ход страхового лобби в ответ на позицию пленума Верховного суда от 28 июня 2012 года.

Иван ГусевГусев (разгоряченно): Вот! Это меня больше всего и не устраивает в законе! Сейчас я могу обратиться в суд и потребовать 50%-ный штраф со стороны страховой компании, если они не выплатили мне положенную сумму, которую определит независимая экспертиза. Еще 50% от этой суммы кроме нее самой. А потом не смогу!

Обстановка в зале тоже накаляется. Ведущий предлагает передать слово гостям.

Николай КИСЕЛЕВ, председатель воронежского отделения «Комитета по защите прав автомобилистов»: Уровень выплат на рынке ОСАГО еще несколько лет назад был 10-20%. Рубль взял  — 10 копеек выплатил. А вы говорите о банкротстве компаний! Потом, правда, по Воронежской области он поднялся до 46%. Ни одна компания, ушедшая с рынка ОСАГО, и близко не подошла по уровню выплат к 77%! 46% — это максимум. За десять лет действия ОСАГО как минимум триллион рублей осел в страховых компаниях. О каком повышении тарифов можно вести речь? Да три года бесплатного ОСАГО для народа в качестве реабилитации за воровство!

Ведущий (смеясь): Отлично, наворовали одни, а расплачиваться будут другие? Не только три года бесплатного страхования! Еще по три года наворовавшимся руководителям!

Киселев: А за новый закон действительно страховые компании. Они хотят повысить тарифы. Но как? Решили повысить выплаты, а под это дело устроить и колоссальное повышение тарифов. А то, что номинально будет выплата 400,  не значит же, что она будет таковой и фактически. Целевые выплаты повысятся с 22 до 32, ну до 40 тысяч рублей. В реальности. К тому же только в редких случаях ущерб от ДТП достигает 120 тысяч, а тем более 400. Ну, крыло помяли. Это же не 400 тысяч. Поэтому таких денег водителям все равно не видать. А тарифы вырастут в несколько раз. Да ни в коем случае нельзя повышать тарифы!

Ведущий: Как автомобилист, должен согласиться. А участникам хочу предложить пожать друг другу руки и пожелать не попадать в аварии. Независимо от размера выплат и тарифов.

 

Оригинал находится по ссылке: http://facto.ru/region/2013/05/na_chej_strah/


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями —

Возник вопрос?

Введите ваше имя и номер телефона,
мы перезвоним и дадим исчерпывающий ответ!

Что еще?

— Прочтите отзывы наших Клиентов

— Изучите успешные кейсы

— Взгляните в наши открытые лица